Потомки «миллионщика» Рябушинского живут на Рублёвке

миллионщик Рябушинский на Рублевке

Династию Рябушинских сравнивают с американскими Фордами и Рокфеллерами.

С. Л. Зимин (Толоконников), правнук П.М. Рябушинского

Большевики же заклеймили Рябушинских «злейшими врагами советской власти» и предали «революционной анафеме». Житель Рублёвки Сергей Зимин — прямой правнук старообрядца и «миллионщика» Павла Михайловича Рябушинского – рассказывает о судьбах его потомков:

Не сразу Павел Михайлович Рябушинский нашел свое счастье в наследниках. Пять из шести дочерей от первого брака и столько же от второго при жизни успел вырастить и удачно выдать замуж. И только восьми сыновьям старовер и «миллионщик» передал все капиталы, не преминув упомянуть в завещании и свою любимицу младшенькую по первому браку Шурочку — Александру Павловну Толоконникову (Рябушинскую).

А. П. Толоконникова (Рябушинская)

Похоронив в 1899 году отца, наследники главы династии к Первой мировой войне и революционным потрясениям сумели покорить своим новаторством промышленную и банковскую Москву. А заодно, подзабыв девиз деда «все для дела — ничего для себя», – оглушить московского обывателя не свойственными старообрядчеству роскошными особняками, женами-красавицами, разгульной жизнью, но и страстью к наукам, искусствам, а также меценатством и благотворительностью.

Степан Павлович Рябушинский прославился коллекционированием икон и уникальным особняком на М. Никитской (ныне музей А.М.Горького). Михаил – домом на Спиридоновке (ныне дом приёмов МИД) и женой – признанной московской красавицей. Николай — художник, эстет, издатель художественного журнала «Золотое руно», владелец экзотической дачи «Чёрный Лебедь» в Петровском парке. Дмитрий — учёный, основатель Аэродинамического института в Купчине, а в эмиграции – член-корреспондент Французской академии наук. Фёдор — инициатор и организатор первых научных экспедиций на Камчатку и Дальний Восток, разведки и добычи радия и нефти, финансирования В. И. Вернадского. Владимир — герой-фронтовик Первой мировой и крупный политический деятель.

А возглавил клан старший из сыновей усопшего «миллионщика» Павел Павлович Рябушинский — талантливый предприниматель и банкир, вихрем ворвавшийся со старообрядческими и масонскими взглядами в большую политику. В своей газете «Утро России» под лозунгом «Купец идет» Павел Павлович поставил монархии ультиматум: допустить предпринимателей к управлению страной.

Первую мировую войну молодые Рябушинские встретили с патриотическим подъемом. Павел Павлович выделил немалые средства на полевые лазареты и лично руководил их развертыванием на фронтах. Инициировал формирование военно-промышленных комитетов для помощи предпринимательства фронту. Владимир Павлович в зрелом возрасте 41-летнего женатого мужчины добровольцем ушёл на фронт простым солдатом, организовав на личные средства подвижной автоотряд, совершил ратный подвиг. А любимица своего отца — Шурочка, создавшая с юристом Толоконниковым счастливую дворянскую семью – отдала на погибель всех своих сыновей — внуков «миллионщика». Старший Павел Николаевич Толоконников сложил голову в самом конце войны. Младший Виктор потерял здоровье. Средний Сергей, награжденный за ратный подвиг Орденом Св.Георгия, погиб в Гражданскую. Его шурин, за проявленный героизм награжден золотым Георгиевским оружием и посмертно – Орденом Св.Георгия.

Отречение царя и февральскую революцию 1917 года новые Рябушинские встретили с пониманием и приветствовали. Но выступили за жесткие меры в отношении «взбунтовавшихся» народных масс, поддержав военный мятеж генерала Л. Г. Корнилова — прототипа современному Пиночету.

А Октябрьскую революцию не приняли.

Как известно, в начале 1918 года на Дону была сформирована Добровольческая армия антибольшевистского Белого движения. А 3 марта 1918 года Советская Россия подписала с врагом сепаратный договор так называемого Брестского мира. Славный 274-й пехотный Изюмский полк, в котором воевал Шурочкин сын Сергей Николаевич Толоконников – был возвращён с фронта и расформирован.

Толоконников С.Н. и сын Лева – внук и правнук П.М.Рябушинского 1916, Рыбинск

Вспоминается, как далекий от политики Сергей Николаевич, будучи свидетелем и участником тех событий, считал Брестский мир «гениальным» ходом большевиков, позволившим заполучить в ряды будущей Красной армии тысячи солдат-окопников, многим из которых просто-напросто некуда было возвращаться, кроме как в большевистские казармы. Поражение Белой армии с ее офицерами и реставрацией монархии оказалось предсказуемо.

Именно в этот кризисный период Рябушинские покидают Москву, бросая фабрики и имущество. Часть капиталов переправляют за границу. А Владимир Павлович, не дожидаясь капитуляции Германии, устремляется в октябре 1918 года в румынский город Яссы для обсуждений перспектив совместной борьбы Белого движения и Антанты с большевизмом.

Роковым для Рябушинских, да, пожалуй, и всей нашей страны оказался тот шаг: вспыхнувшие Гражданская война вкупе с иностранной интервенцией принесли России неисчислимые людские и материальные жертвы. И в том числе на деньги «злейших врагов советской власти» Рябушинских, эмигрировавших после «крымской катастрофы» 1920 года во Францию.

11 сентября 2000 года в журнале «Компания» в статье «Ненавистные миллионеры» было допущено кощунственное утверждение в духе постсоветского антибольшевизма: «Судьба эмигрировавших из России Рябушинских была гораздо счастливее жизни тех представителей купеческой династии, которые не смогли покинуть Родину».

Конечно, в то время как Рябушинские-эмигранты отплывали от родных берегов на «теплое» местожительство во Францию, восьмилетний малыш Левушка Толоконников — внук Шурочки Рябушинской и правнук старовера-«миллионщика» — пробирался в солдатских теплушках из прифронтового Харькова в голодную и холодную Мологу. Его отец — Сергей Николаевич, родной внук Павла Михайловича — погиб при невыясненных обстоятельствах: возможно от пули, купленной на деньги единокровного дядьки Владимира Павловича. На то война и Гражданская: брат на брата, сын на отца, дядька на племянника. Мать не смогла долго выбраться из осажденного Харькова.

Поэтому Левушка — практически сирота — за дремучими ярославскими лесами под присмотром бабушки Шуры и родных теток сызмальства вынужден был работать пастухом, потом слесарить, и по заветам купеческо-дворянской семьи учился — учился — учился. Начальная школа, школа крестьянской молодежи, рабочий факультет. Пионерия, комсомол. Ударная комсомольская стройка знаменитой Магнитки. Работа на Сталинградском тракторном. А там добровольцем в Красную армию и казармы военной академии механизации и моторизации. Участник боев на Халхин-Голе, воевал в Великую

Отечественную войну, а в «холодную» – был переведен в военную разведку, где воевал на «тайном фронте» с явными и скрытыми противниками нашей страны. Генерал-полковник, кандидат исторических наук.

В 1937 году, женившись на замечательной девушке Ане, вошел в ее семью, связав жизнь с подмосковным поселком «Новь». Отличный семьянин, муж и отец. С женой воспитали двух сыновей: автора этих строк и его младшего безвременно скончавшегося брата Николая. Оба уважаемые граждане нашей страны, высокообразованные, немало лет представлявшие нашу страну за рубежом. Внуки и внучки — верные продолжатели семейных купеческо-дворянских традиций. Правнуки.

По словам сенатора Совета Федерации РФ и в прошлом губернатора Ярославской области А. И. Лисицына, «Ярославская земля дала Отечеству плеяду выдающихся и заметных людей. Толоконниковы в их числе».

Потомки П.М. Рябушинского Лев Сергеевич Толоконников с женой Анной Платоновной и сыновьями – старшим Сергеем и младшим Николаем. Москва. 1963

А что Рябушинские-эмигранты? Будучи весьма неординарными людьми, не пропали. Но вне Родины практически сошли на нет как династия. Разорились. Часть поумерала бездетными. У других потомки фактически не знают своих истоков. И если у нас в стране несмотря на «революционную анафему» фамилия Рябушинских памятна и значима, то на Западе она неизвестна. И на наш российский взгляд, основным достижением Рябушинских в эмиграции стали незапятнанность коллаборацией с фашистами и отказ от продолжения борьбы с Советской Россией.

Напрасно занялся политикой русский купец Павел Павлович и зря ездил на совещание в Яссы Владимир Павлович. Жестко ошибся журнал «Компания», проповедуя «прелести» эмиграции .

А старовер и «миллионщик» Павел Михайлович Рябушинский может спать спокойно — его династия не увяла и успешно продолжается в Москве и на Рублёвке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *