Рисуем страхи. Как работает арт-терапия

Если ваш ребенок наполнен страхами. А может вы сами чего-то боитесь (особенно если кого-то), то есть один инструмент, который может вам быть полезен. Нейропсихолог Руслан Котковец помог разобраться в том, как работает мозг когда мы рисуем страхи и почему рисование эффективно в арт-терапии.

Я не являюсь представителем арт-терапии. И сам это направление в деталях не изучал. Но меня попросили объяснить, как же так получается, что она работает. Люди проходили ее и получали результаты. В частности, меня попросили объяснить, почему когда прорисовываешь страхи – они становятся меньше (а то и вовсе исчезают).

На самом деле тут нет мистики и все достаточно просто. Наш мозг воспринимает картинки. Зрение – один из основных органов чувств. Попадая в поле 17 зрительной коры (она находится у каждого из вас на затылке) зрительный сигнал постепенно продвигается от участка к участку. С каждым прохождением следующего поля Бродмана изображение обрабатывается. Ему достраивается объем, цвет, выделяется фигура от фона и распознается ее движение (или статика). После того, как объект был распознан (распознан как имеющий определенный цвет, форму, объем, положение в пространстве), он еще и узнается.

Если в первый раз образ узнавался как небезопасный (по разным критериям: он был черный/темный, угрожающий, с неадекватными глазами или ножом в руке и тд. Признаки могут быть любыми, но обязательно теми, которые вселяют страх), то он доходил до амигдалы, и в ней переключался на такие участки, которые запускали в работу другое ядро мозга – голубое пятно – и тогда возникало состояние страха. И наш мозг узнавал его как «данный объект – страшный» (считай опасный).

https://alev.biz/wp-content/uploads/2017/01/mindalini.jpg
амигдала

Когда же мы решили его проработать через арт-терапию, то мы заново выстраиваем его образ на рисунке. Мы вычерчиваем его желательно максимально похоже (так, что бы он у нас вызывал то самое чувство страха). Переносим его, так сказать на бумагу, а потом начинаем вводить в его образ дополнения, которые будут «обезоруживать» в нем те самые «угрожающие элементы», которые раньше заставляли амигдалу переключать импульсы в голубое пятно, вызывая страх.

С этого момента мы дорисовываем к черному цвету зеленые и желтые краски. Рисуем сбоку солнышко, из ножа делаем цветок итд. Казалось бы, рисуем снаружи, но наш мозг все равно видит это изображение и запускает его вовнутрь мозга. И там уже работа идет изнутри, преображая распознающие признаки (стимулы) у страшного образа. Разрисовывать мы должны его вплоть до того момента, когда он у нас будет вызывать уже новые эмоции смеха, расслабления или умиления. В результате на ту же базу «угрожающих стимулов» вы навесили новые узоры, дающие ему новый нейронный коридор в амигдале, но уже не в сторону голубого пятна (вызывающего страх), а в сторону VTA (другой мозговой структуры), участвующего в генерации смеха и веселья. Все. Новый нейронный путь проложен. Работа сделана.

Желательно еще проводить такую трансформацию в теплой, душевной компании и под приятную музыку, чтобы ассоциации закрепились максимально светлые и спокойные.

Это работает с любым мозгом, но с разной степенью интенсивности. У взрослых скептиков данные процессы гасятся лобной корой, но все равно работают, пусть и не так эффективно. Но наиболее полезно перерисовывать детские страхи, особенно если ребенку до 5-6 лет, когда объяснения еще не помогают. Посидите с ним рядом. Пусть он при вас нарисует своих «бабаев» и «чудовищ», а после помогите ему разукрасить их в цвета радуги и будет вам еще один шажок в спокойствие и счастье вашей семьи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *